ТЕЛЕФОНЫ ГОРЯЧЕЙ ЛИНИИ

Днепр +38 (056) 732 07 00
Вайбер +38 (098) 172 11 84
Группы в ФБ в Вайбер


Найти ребенка поможет общественная организация «Поиск пропавших детей»

Найти ребенка поможет общественная организация «Поиск пропавших детей»

«Помогите найти ребенка!» Подобные объявления ныне не редкость. Как пропадают дети и почему, что делать родителям, оказавшимся в такой ситуации? На эти и другие вопросы в интервью корреспонденту «Зори» ответила Елена Жовтобрюх — руководитель общественной организации «Поиск пропавших детей», которая уже год работает в области и занимается поиском исчезнувших детей.

—  Был ли у Вас случай, когда удалось предотвратить чью-то гибель?

— Возможно. Ведь сложно сказать, чем обернулись бы уходы из дома ребят, в поиске которых мы участвовали. Но один мальчик из тех, кого мы пытались найти, все же погиб: добровольно оборвал свою жизнь. Студент техникума, он в апреле ушел из дома якобы на экзамен и словно «растворился» в пространстве. Его безуспешно искали, а потом мама обратилась к нам. Он был уже совершеннолетним, это был не совсем наш случай, прошло немало времени с момента его исчезновения, и зона поиска была не понятна.

Но мы откликнулись и узнали, что к трагедии привели разногласия в семье и подростковые эмоции.

Чтобы подобные трагедии не происходили, мы размещаем на сайте нашего проекта специальные материалы и статьи психологов, проводим встречи с родителями.

Бегут не «куда», а «почему»

— Много лет назад, мальчишки бежали туда, «где тепло и где яблоки». Был период, когда бежали на войну. Куда сейчас держат путь беглецы?

— Недавно двое днепродзержинских мальчишек, убежавших из дома, «вырвались на волю», чтобы нагуляться в Днепропетровске — в парках, на острове. Нам так и не удалось отыскать их в областном центре, милиция сняла беглецов с электрички, когда они возвращались домой.

Зачастую ребята бегут не «куда», а «почему». И, значит, куда глаза глядят, движимые не любопытством к миру, а обидой на родных людей.

В этой связи вспоминается ученик престижного лицея. Мама посчитала, что сын чересчур много времени уделяет компьютерным играм, и забрала модем. Мальчик психанул и убежал из дому.

Когда мама обратилась к нам за помощью. Первое, что мы сделали, — разбросали ориентировки по социальным сетям. Мы с этого, как правило, и начинаем поиски. У нас есть группы «Поиск пропавших детей» в Одноклассниках, ВКонтакте, в Фейсбуке. И на этот раз сработали именно социальные сети.

Накануне в милицию пришло сообщение из 6-й детской больницы, куда сотрудник Ленинского РОВД доставил ребенка, которого обнаружил спящим на лавочке.

— Вправе ли вы воспитывать возвращаемых родителям детей, а заодно и самих родителей?

— Нет, конечно. «Ведь мама могла не выдержать случившегося, просто умереть от переживаний», — только и сказала я мальчику. Думаю, что происшедшее становится уроком и для взрослых, и для детей, заставляет их переосмысливать былые отношения и строить новые, в которых больше доверия, внимания, уважения друг к другу. 

— Когда говорите «мы», вы имеете в виду волонтеров?

— Конечно. Когда я только приступила к работе в качестве руководителя проекта, меня очень беспокоил вопрос: на кого я буду опираться в случае необходимости организации поиска, требующего участия большого числа людей. Но беспокоилась напрасно — организация начала стремительно обрастать волонтерами, сейчас их более 300, а значит, у нас в Днепропетровске много неравнодушных, отзывчивых людей.

Вспоминаю человека, встретившегося нам возле торгового центра на Тополе, когда мы искали пропавшего 10-летнего мальчика. Он шел из магазина и, узнав, что мы ищем ребенка, отнес покупки домой и присоединился к нам. А ведь уже наступала ночь. Он стал нашим волонтером, зарегистрировавшись на сайте.

Волонтерами становятся и родители нашедшихся детей. Хотя мы всегда предупреждаем на встречах и на сайте, что нам не нужны просто регистрации. Мы ищем людей, которые готовы действовать в экстренных ситуациях в любое время дня и ночи.

05.08.2015